русский
  english
В 2003 году Генассамблея ООН приняла решение отмечать 26 апреля как международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Чернобыль
должен служить напоминанием о необходимости
объединить усилия для построения
безопасного будущего
     

НАШ ЖУРНАЛ

Программными целями "Международного журнала радиационной медицины" является распространение научных знаний и информации о влиянии ионизирующих излучений на состояние здоровья человека.

далее

 

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

В этой рубрике на сайте помещены труды, посвященные последствиям ядерных инцидентов и катастроф.

далее

 

Індивідуально renessans-lviv.com.ua/reabilitacya/ до повного одужання.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ

 
страница 1

Академик А. Д. САХАРОВ, физик. Лауреат Нобелевской премии мира.

"Все, что касается Чернобыльской катастрофы, ее причин и последствий, должно стать достоянием гласности. Нужна полная, неприкрытая, правда. Люди должны иметь возможность сами составить мнение о том, что столь прямо касается жизни и здоровья каждого из нас и наших потомков, иметь право на участие в принятии ключевых решений, определяющих судьбу страны и планеты. Должна ли вообще развиваться ядерная энергетика? Если да, то допустимо ли строительство расположенных на поверхности земли реакторов (даже значительно более безопасных, чем чернобыльский) или все они должны быть загнаны под землю? Это все вопросы, решение которых не может быть передоверено только специалистам, тем более ведомствам с их узкотехническим, предвзятым и часто не бескорыстным подходом, с их круговой порукой и взаимосвязанностью. То же относится и ко многим другим важнейшим вопросам экологического, экономического и социального характера! Лично я убежден, что ядерная энергетика необходима человечеству и должна развиваться, но только в условиях практически полной безопасности, что реально требует размещения реакторов под землей. Нужен международный закон, запрещающий наземное расположение реакторов. Медлить нельзя."


Джон Гофман, доктор химии и доктор медицины. Почетный профессор университета Беркли (США).

"Исследования последствий воздействия ионизирующих излучений на здоровье людей … показывают, что радиация является самым мощным канцерогенным фактором по уровню воздействия на большинство людей. Более того, даже небольшие дозы ионизирующей радиации могут быть ответственны за проявление врожденных дефектов и генетических болезней. Я всегда выступал и выступаю за проведение комплексных объективных исследований.
…хочу напомнить о двух видах проблем, влияющих на достоверность выводов и оценок. Первый связан с трудностями получения достоверных данных при проведении биологических и медицинских исследований. Второй вытекает из человеческой натуры - это искушение сделать заранее предопределяющие выводы.
…Надо помнить, что во всем мире много людей, готовых скрыть правду по любому вопросу в обмен на обеспеченные доходы и за достаточную цену. Исследования радиационных последствий Чернобыльской аварии важны для всего человечества. Ставкой является здоровье людей. Выводы, полученные в результате этих исследований, будут экстраполированы не только на последствия ядерного загрязнения вокруг Челябинска, Мурманска, Новой Земли и Семипалатинска, но и на определенные уровни « допустимых доз» при использовании ядерной энергии. Небрежная работа или обман в таких исследованиях равносильны ведению войны с невинными людьми.
...Способность научной общественности оценить истинные последствия Чернобыльской аварии будет служить критерием нашей цивилизованности и человеческой состоятельности…"


Кофи А. Аннан. Генеральный Секретарь Организации Объединенных Наций.

"Чернобыль" — это слово нам всем хотелось бы забыть. Оно напоминает о событии — взрыве ядерного реактора — которое произошло в апреле 1986 года, и открыло ящик Пандоры, полный невидимых врагов и неизвестных тревог и опасений в сознании людей. Тем не менее, некоторые из нас сейчас могут полагать, что это уже далеко в прошлом. Есть две причины, заставляющие нас помнить об этой трагедии.
Во–первых, если мы забудем о Чернобыле, то это может привести к более серьезным техногенным и экологическим катастрофам в будущем. К сожалению, ошибки такого рода нельзя исправить. Однако можно избежать их повторения в будущем.
Во–вторых, более семи миллионов наших братьев по разуму не в силах это забыть. Люди, чьи судьбы были поломаны этой продолжающейся катастрофой, живут в трех странах: Беларуси, Украине и Российской Федерации. Их точное число вряд ли будет когда–либо известно. Тем не менее, три миллиона детей нуждаются в лечении. Масштабы связанных с катастрофой серьезных заболеваний станут известны не ранее 2016 года. И все же, более других пострадали маленькие дети и младенцы, находившиеся на момент взрыва реактора в утробе матери. Они быстро растут, однако, скорее всего, тот факт, что они пострадали в детстве, отразится и на их взрослой жизни.
Многие умрут раньше времени. Вправе ли мы оставить их жить и умирать, считая, что мир безразличен к их положению…"


Алексей Владимирович Яблоков. Академик Российской Академии Наук.

"Атомная энергетика – опасна. И это один из самых больших уроков Чернобыля. Она безумно опасна! Она политически опасна. Она экономически бессмысленна. Она экологически неприемлема. Сейчас на последствия Чернобыля затрачено примерно 550 миллиардов долларов. Давайте повесим эти 550 миллиардов на атомную энергетику и посмотрим, как она будет с ними расплачиваться. …"

 


М.С.Горбачев. Первый Президент СССР. Президент Международной организации ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ.

"… Чернобыльская катастрофа показала, что мы способны надолго загрязнить планету и оставить ужасное наследие будущим поколениям. Сегодня человечество стоит перед таким огромным общим вызовом, по сравнению с которым холодная война кажется просто нелепым пережитком прошлого.
Стоимость Чернобыля оценить с точностью трудно, так как она росла из года в год, вплоть до распада СССР. Сегодня Чернобыль продолжает поедать часть бюджета Украины, Беларуси и России. На практике невозможно отделить экологические последствия Чернобыля от социально-экономических аспектов катастрофы и вопросов здравоохранения. Жертвы Чернобыля продолжают испытывать моральные и физические страдания. И наш моральный долг — помочь им, продолжая в то же время стремиться к преодолению экологических последствий этой катастрофы.
… Чернобыль ясно показал, какая огромная ответственность лежит не только на политиках, но и на ученых, инженерах, проектировщиках, ведь их ошибки могут стоить жизни и здоровья миллионам людей."


Ребекка Хармс. Европарламент.

"Впервые я побывала в Украине в 1988 году, и у меня сложилось тогда впечатление (я по-прежнему его придерживаюсь), что в Украине существует традиция памяти, но политический урок Чернобыля не усвоен. Чернобыль - важная глава, еще свежий исторический эпизод из жизни Украины. Это - часть развала Советского Союза. Но не следует считать Чернобыль исключительно частью прошлого, он также - часть будущего. Воздействие на будущее и отличает ядерную катастрофу от прочих производственных аварий. Думаю, что если Украина стремится улучшить свой имидж, то вам следует повернуться лицом к этой главе в вашей истории и сделать выводы, чего до сих пор сделано не было. В какой-то мере я отказываюсь верить в то, что люди, столкнувшиеся с последствиями такой аварии, как чернобыльская, могут выступать в поддержку ядерного будущего. Выбор ядерного будущего для Украины равноценен отрицанию факта существования Чернобыля как части истории."


Р. М. Зиверт. Шведский радиобиолог (1950).

"… для действия радиации на живые организмы нет порогового уровня. Пороговый уровень — это такой, ниже которого не обнаруживается поражения у каждого облученного организма (так называемый детерминированный (определенный) эффект). При облучении в меньших дозах эффект будет стохастическим (случайным), т. е. определенные изменения среди группы облученных обязательно возникнут, но у кого именно — заранее неизвестно…"


Ю.Е.Дуброва. Профессор генетики. Великобритания

"…Увеличение частоты мутаций среди минисателлитов, произошедшее после Чернобыля, свидетельствует о том, что радиация уже привела к генетическим изменениям среди потомков облученных родителей. Иными словами, процесс пошел и, судя по всему, он затронул не только минисателлиты. Используя наши данные, предсказать последствия произошедших изменений для здоровья последующих поколений пока нельзя. Теоретически, они должны быть минимальны. Но изучать их надо, они должны стать предметом серьезного и всестороннего исследования в последующие годы…"


А. М. Сердюк, академик, бывший Министр Здравоохранения Украины, ныне - директор Института гигиены и медицинской экологии АМН Украины.

"Сегодня трудно сказать, что тогда делали правильно, а что - нет. Это была самая серьезная радиоактивная катастрофа в истории человечества, и дай бог, чтобы она была последней. И тем не менее... В мае 1986-го я каждый день выкладывал на стол министра здравоохранения вот эти докладные. Вот, пожалуйста: 1 мая 100 человек уже были госпитализированы с лучевой болезнью, 2 мая радиоактивный фон в Киеве был 1100 микрорентген в час, в сто раз выше нормы. А во время первомайской демонстрации на Хрещатике дозиметр показал 3000 микрорентген в час. Вода, молоко - во всем радиационный фон был выше нормы. При этом нам приходилось собирать эту информацию по крупицам, потому что Москва, перекрыв зону, твердила, что все в порядке. Норвежцы, шведы, финны передавали информацию о радиоактивном фоне, а мы практически ничего не знали. От дозиметров было мало толку - погода менялась, и замеры могли стать неактуальными уже через несколько минут. Мы брали кровь у эвакуированных из зоны, проверяли людей на наличие лучевой болезни. Симптомы пострадавших от радиации не совпадали с описанным в учебниках, дозиметры зашкаливало, так что сегодня никто не может с точностью сказать, какие дозы радиации мы тогда получили. Людей отселяли всего на несколько километров от станции. Только потом, когда поняли, насколько серьезно заражена территория - начали выселять их дальше... В те дни обсуждался план эвакуации Киева. Мы пытались как-то оценить происходящее, дать прогноз дальнейшего распространения радиации, чтобы в Москве решили, насколько необходимо эвакуировать трехмиллионный город. В основном, конечно, участники комиссии пытались смягчить прогнозы. Академик Ильин, ведущий ученый в сфере радиоактивной безопасности, сказал мне тогда: "То, что я увидел в Чернобыле, не приснится в самых страшных снах". И 7 мая, когда в 11 ночи должны были принять это решение, после бесконечных переписываний черновика, в рекомендации напечатали: "Радиоактивный фон в Киеве представляет опасность", - а снизу от руки было приписано: "Не очень..." Перспектива эвакуировать огромный город представлялась тогда не менее страшной... Может быть, американцы при катастрофе таких масштабов и решились бы эвакуировать население. У нас же предпочли просто завысить радиоактивную норму…
…И все же 15 мая из Киева вывезли свыше 650 000 детей, - вначале - на 45 дней, потом - на два месяца. Этим самым их избавили от тех доз радиации, которые получали взрослые. Но даже через четыре с половиной месяца радиоактивный фон в Киеве был в 4-5 раз выше нормы.
…Единственное, в чем повезло тогда Украине - что авария произошла во времена Советского Союза, потому что ни одна страна самостоятельно не справилась бы с такой катастрофой. По всему СНГ сегодня рассеяны около 900 тысяч ликвидаторов. Если бы Украине пришлось с этим бороться самостоятельно, мы бы просто похоронили все молодое поколение…"


Е. Б, Бурлакова. Профессор. Институт Биохимической физики имени Эммануэля (Российская Федерация).

"… нельзя считать, что облучение в малых дозах ничем не грозит... Это совершенно новая область радиобиологии, о результатах действия малых доз мы раньше не знали и не подозревали. Поэтому можно понять позицию людей, которые утверждают, что никакого воздействия нет. Конечно, можно считать, что они так утверждают потому, что имеют цель убедить общественное мнение в другом отношении к Чернобылю. Но я думаю, самое главное заключается в том, что все, кто был воспитан на старой радиобиологии, на действии высоких доз облучения и соответствующих механизмах, часто не в состоянии понять: очень маленькие дозы могут тоже приводить к серьезным медицинским последствиям. Просто в силу того, что люди не знают этой новой области, плохо ею владеют, они на основании старых навыков и данных делают заключение о малом действии малых доз облучения.
…закономерности низкоинтенсивного облучения, эффект малых доз — это принципиально новые пути воздействия облучения на живые объекты, новые механизмы изменения клеточного метаболизма…
…Истина может проиграть сражение, но не войну. С эффектами, которые возникают при действии малых доз облучения, нельзя не считаться…"

 
страница1

 

     
made by e@sylink
 
о нас | конференции | рекомендации | высказывания | пожертвования | ссылки
bigmir)net TOP 100
  Copyright © Association «Physicians of Chernobyl»